Анти-измена. Мой ответ С. Г. Покровскому

Анатолий Зинин

 Дальнейшая судьба 12 армии

Я хотел было расписать здесь общую обстановку в полосе ЮЗФ на тот момент. Хотел привести выдержки из боевых документов фронта и его армий. Хотел показать, какой сложной была эта обстановка для войск левого крыла фронта. Но . . . вовремя вспомнил, что все это уже было сделано раньше, причем на более высоком уровне А.В.Исаевым в его книге «От Дубно до Ростова».  Так что кому интересно узнать и прочувствовать, что и как происходило с отходом 12 армии от границы, как 6 и 12 армии оказались отрезаны и окружены под Уманью, всем рекомендую почитать «От Дубно до Ростова». Подозреваю, что г-н Покровский не только не делал анализа обстановки сам, но и готовых работ по теме он тоже не читал.

Хотелось бы напомнить г-ну Покровскому и иже с ним, в чем заключались цели немцев в отношении левого фланга ЮЗФ. В «Барбароссе» задачи группы армий «Юг» были определены так: «Группе армий, действующей южнее Припятских болот, надлежит посредством концентрических ударов, имея основные силы на флангах, уничтожить русские войска, находящиеся на Украине, еще до выхода последних к Днепру.»  В более поздней директиве ОКВ № 33 от 19 июля говорилось: «Важнейшая задача — концентрическим наступлением западнее Днепра уничтожить 12-ю и 6-ю армии противника, не допуская их отхода за реку.»  То есть налицо стремление уничтожить армию, все остальное потом. Не станет Красной Армии – можно идти хоть за Урал, хоть к Берингову проливу, если тапочки не трут.

Захватив с первых часов войны стратегическую инициативу, противник постоянно переигрывал советское командование и настойчиво шел к достижению своей главной военной цели – уничтожению Красной Армии.

 

1. Сказка о том, о сем . . .

В опусе г-на Покровского описание дальнейшей судьбы 12 армии занимает неполную страницу. В своей параллельной реальности автор уготовил командованию 12 армии  предательскую роль, поэтому заниматься детальным разбором действий левофланговых армий ЮЗФ ему незачем. Г-н Покровский начинает так:

 «В конце июня она [12 армия] получает приказ штаба фронта на отход к старой государственной границе, постепенно сворачивается к востоку, начиная с 13 стрелкового корпуса. В боевое соприкосновение с противником не входит, кроме отдельных малозначительных стычек арьергардов с мотоциклистами».

Данный приказ (приказ ЮЗФ №27 от 30 июня) касался всех армий фронта, включая «образцово-показательную» 5 армию. Кивая на 5 армию я ни в коем случае не собираюсь представить ее в плохом свете в противовес «доблестной» 12 армии. Это метод г-на Покровского, пусть он остается на его совести. Сравнение с 5 армией я буду делать лишь для того, чтобы показать «хитрые» ходы автора.

По версии г-на Покровского 5 армия одна из тех, «принявших на себя тяжесть удара.» Однако это утверждение справедливо лишь для ее левого крыла и не может быть распространено на всю армию. На правом фланге в полосе 15 стрелкового корпуса под командованием И.И.Федюнинского противник особого давления не оказывает. Там леса, болота и всего одно шоссе на Ковель. Но все же 15 ск отходит. Ну прямо как 13 ск 12 армии. Причем 28 июня 15 ск похоже отступил без приказа сверху. Это видно из армейской оперсводки №5: «15-й стрелковый корпус совместно с 22-м механизированным корпусом, по непроверенным данным, всеми частями начал отход на новый рубеж …» Тут у г-на Покровского действует двойной стандарт. 13 ск отходит 26/06 по приказу – он приписывает ему самовольный отход, причем двумя днями раньше. 15 ск отходит 28/06 самовольно – он этого в упор не замечает.

Обратите внимание на слова «[12 армия] сворачивается к востоку, начиная с 13 стрелкового корпуса.»  Речь идет про события 30 июня и позднее. На этот момент 12 армия имеет всего один 13 ск в составе трех горно-стрелковых дивизий (192, 44 и 58 гсд). Если 12 армия сворачивается«начиная с 13 корпуса», то чем же тогда это сворачивание заканчивается? Как видите, г-н Покровский попросту не знает состояния дел в 12 армии. Сомневаетесь? Ну тогда вот вам еще один пример. Цитирую автора:

» И вот эта 12 армия, … лишившаяся по ходу марша материальной части приданного ей механизированного корпуса, превратившегося в пеший, занимает позиции на старой границе.» 

 Номер приданного 12 армии мехкорпуса г-н Покровский не называет. Либо он не знает, что 16 мехкорпус 12 армии был 27 июня  передан в состав 18 армии Южного фронта, либо сознательно дурит читателя. Скорее всего именно дурит, иначе не утверждал бы про потерю техники и превращение «по ходу марша» мнимого мехкорпуса в пеший. «Пеший» 24 мехкорпус 12 армия получила в наследство от 26 армии только 11 июля.

Вот еще один красноречивый пример «знаний» автора. Покровский пишет:

«И только здесь [после отхода на Летичевский УР] 16-17 июля на нее начинает давить противник. Причем пехотой.» 

На самом деле давление противника начинается еще 6 июля до выхода армии на Летичевский УР. В этот день 192 дивизия потеряла убитыми 400 человек. (см. оперсводку 12А №27). 15 июля немцы уже прорвали передний край УР на участке 13 корпуса. 17 июля к 14 часам прорвавшиеся танки противника уже завладели Жмеринкой. Вас ничего не смущает, г-н Покровский? Даты например? Это как же можно начинать давить только 16-17 июля, если 15 июля УР уже частично прорван! Пардон, я забыл, что г-н Покровский принадлежит к нео-хронологам, а тем любые даты «по плечу». В смысле «верчу, как хочу».

Упоминание про пехоту автор ввернул для того, чтобы внедрить в сознание читателя мысль: раз Летичевский УР смогла прорвать простая пехота, значит оборона была организована плохо, а раз плохо, то значит Понеделин с Кирилловым были предателями. А ведь в полосе 5 армии немцы прорвали Коростеньский УР одной 298 пехотной дивизией. Читатели трудов Покровского, будьте бдительны! Автор манипулирует вашим сознанием.

Вывод: Г-н Покровский «матчасти» не знает, применяет двойные стандарты, с логикой не в ладах и, как и прежде, с удовольствием дурит читателей.

 2. Сказка про стояние на Летичевском УРе.

Покровский  пишет:

 «Немецкая пехота прорывает Летичевский укрепрайон, про недостаточную вооруженность которого Понеделин докладывает вышестоящему начальству перед самым прорывом. Хотя простоял он этом УР без воздействия противника уже полноценную неделю.»  

Откуда взялась эта неделя догадаться не сложно. Автор ссылается на письмо Н. Н. Иноземцева как свидетельство того факта, что 9 июля 12 армия заняла Летичевский УР. Доклад Понеделина «вышестоящему начальству», как утверждает автор, датирован 16  июля. Дальше простая арифметика: 16 минус 9  равно 7 дней (неделя). Все бы ничего, да только вот это «равенство Покровского» насквозь ложно, поскольку ложна его левая часть.

Для начала рассмотрим отправную точку покровской арифметики – дата 9 июля. Из оперсводки ЮЗФ №33 известно, что основные силы 12 армии или, что практически то же самое, 13 стрелкового корпуса начали занимать позиции Летичевского укрепрайона с утра 11 июля. В тот же день в соответствии с директивой ЮЗФ №55 в 12 армию были переданы части 26 армии – 8 стрелковый и «пеший» 24 мехкорпус. Сылка Покровского на письмо Н.Н.Иноземцева, где тот пишет, что его часть добралась до старой границы 9 июля, неправомерна. Иноземцев служил в 298 горно-артиллерийском полку, который, будучи на конной тяге, добрался до позиций УРа в районе Деражни раньше стрелковых частей – основных сил армии. Вполне возможно, что какие-то части дивизий 13 ск вышли на позиции УРа даже раньше 298 гап, но это еще не дает оснований утверждать о  действительном занятии армией позиций.

Теперь посмотрим на конечную дату 16 июля. В «Сборнике боевых документов» №38 (СБД-38) документ, сообщающий про «недостаточную вооруженность» называется «Информация командующего войсками 12-армии от 16 июля командующему войсками Южного фронта о состоянии Летичевского укрепленного района». Прежде всего отметим, что на самом документе даты нет. Составители СБД-38 предположительно датировали эту самую «Информацию» 16-ым июля по отметке подшивки документа в дело. Об этом сказано в сноске 142 на странице 193 Сборника. На основании этой сомнительной датировки г-н Покровский голословно обвиняет командарма-12 в бездействии на Летичевском УР в течении гипотетической недели. Ему так нужно для его грязного дела, поэтому он предпочитает не видеть того, что написано в конце того же самого документа.

На самом деле дата составления П.Г.Понеделиным своей «Информации» определяется  легко по известному фактическому событию. В конце документа Понеделин пишет:

 «Докладываю, что сейчас[т.е. в момент подготовки документа] получил извещение о том, что до 100 танков противника прорвались в Проскуров и рассеяли слабые части 26 армии.»

Во-первых, мы знаем, что 26 армия, как правофланговый сосед армии Понеделина, перестала существовать 11 июля: войска передали в 12 армию, а управление вывели в тыл. Уже из одного этого факта следует, что Понеделин писал «Информацию» до 11 июля. Во-вторых, в документе упоминается занятие немцами города Проскуров (с 1954 года г. Хмельницкий). Не представляет большого труда установить дату занятия немцами Проскурова. Эта дата обнаруживается в оперсводке ЮЗФ №23 от 08/07 (22:00): «3. 26-я армия с утра 8.7.41 г. начала отход с рубежа Красилов, Проскуров на рубеж Остропольского укрепленного района». Таким образом можно констатировать, что г-н Покровский со своей арифметикой сильно дал маху.

Кроме ложной арифметики у автора содержится еще одно утверждение – «Понеделин докладывает вышестоящему начальству». Тут Покровский снова врет. На самом деле документ адресован командующему соседним Южным фронтом.  «Информация» П.Г.Понеделина от 8 июля при всем желании автора не является докладом «вышестоящему начальству». Своему непосредственному начальнику Понеделин шлет копию. Налицо явное нарушение субординации, которое можно объяснить только одним предположением: Понеделин ранее уже обращался за помощью к своему родному командованию (ЮЗФ), но ничего не получил. Теперь он вынужден просить помощь у соседа слева – дай одну стрелковую и одну танковую дивизию:

 «Ознакомился с Летичевским УР, потеря которого ставит под прямую угрозу весь ваш фронт. … Прошу в интересах общего дела … выделить за счет войск вашего фронта одну стрелковую и 39 танковую дивизию. Эти силы имеются в составе 18 армии … Юго-Зап. фронт выделить ничего не может.» 

Причем Понеделин совершенно справедливо указывает на заинтересованность ЮФ в удержании Летичевского УР силами 12 армии — в случае прорыва УРа противник может выйти в тыл 18 армии ЮФ.

Если г-н Покровский действительно считает, что Понеделин бездельничал в течении недели и не подготовил УР к обороне, то ему следовало бы показать с опорой на документы и/или свидетельства, что стрелковые войска армии действительно имели эту неделю на «обустройство». Показать, что Понеделин не удосужился пальцем о палец ударить в то время, как  все недостающее вооружение и припасы находились на складах 12 армии. Показать, что недостающие  части как самого укрепрайона, так и его полевого заполнения находились в личном сейфе командующего. Но нашему конспирологу-неохронологу все это не нужно. Главное для него не как до истины докопаться, а как бы побольше грязи высосать из пальца и выплюнуть на покойных генералов.

На самом деле П.Г.Понеделин заблаговременно ознакомился с состоянием Летичевского УРа, заблаговременно запросил фронт насчет усиления и даже успел получить отказ («Юго-Зап. фронт выделить ничего не может»). И только после этого он просит помощи у соседнего фронта. Вечером 12 июля из 13 корпуса забирается в 6 армию его 44 горно-стрелковая дивизия (Боевое распоряжение штаба ЮЗФ №38), и таким образом на рубеже 13 ск на линии Летичев – Бар – Ялтушков (примерно 55 км) остаются только 192 и 58 гсд. Это  27-28 км на дивизию. Многовато, однако. Утром 14 июля немцы начинают наступление на участке 13 ск. Удивительно, как корпус в тот день вообще устоял! В тот же день 8 стрелковый корпус (из «старой» 26 армии) был сбит со своих позиций к северу от Летичева и начал отход. Таким образом противник начал выходить в тыл армии.

Вывод: Высказанные г-ном Покровским обвинения в адрес П.Г.Понеделина в бездействии на рубежах Летичевского УР являются намеренной ЛОЖЬЮ.

 3. Сказка про «липовые» приказы.

Дальше Покровский пишет:

 «Прорывают немцы Летичевский УР, причем за оборону на участке прорыва отвечает кто бы Вы думали? — отмеченный нами командир 13 стрелкового корпуса Захаров. Командарм Понеделин на прорыв отвечает грозным боевым приказом об ударе по прорвавшемуся противнику. На следующий день приказ повторяет. Назначает на 7 утра наступление после бомбардировки противника авиацией, выделяет для наступления такие-то соединения. И то самое соединение, которое должно было с 7 утра быть в наступательных боях вблизи границы за десятки километров от штаба армии, — в 17 часов дня наступления Понеделин видит рядышком со своим штабом в Виннице. Это отмечено в документах 12 армии. Т.е. приказ писался для отчета, а войска никуда никто не собирался двигать.»

Понятно, что «отмеченный» командир 13 ск Захаров это на самом деле Н.К.Кириллов. Тут просто опечатка. Прорыв действительно произошел на участке 13 ск, где против двух наших дивизий действовали 6 немецких (257 пехотная, 97, 100 и 101 легко-пехотные, 1 и 4 горно-стрелковые). И П. Г. Понеделин действительно издал приказ №5 от 15/07 (23:45) на ликвидацию прорыва. Следующий приказ №6 от 16/07 составлялся вдогонку – была изменена задача 58 гсд и назначено время начала контратаки, артиллерийской и авиационной подготовки. Действительно, контратака была назначена на 7 часов утра 17 июля после артподготовки и авианалета. Отрадно видеть немного правды у г-на Покровского.

Однако дальше автор по традиции переходит к замалчиванию. Как и в случае с «мозырской» дивизией 4 армии, Покровский не называет номер соединения, которое якобы 17 июля вместо выполнения приказов на ликвидацию прорыва тихо-мирно отдыхает в Виннице. Какие «ключевые слова» надо использовать, чтобы легко (как уверяет автор) найти «то самое соединение»? А их просто нет! Сразу вспомнилась бессмертная фраза Паниковского из «Золотого Теленка»: «Пилите, Шура, пилите!» Г-н Покровский предлагает нам примерно то же самое. Ну что же, придется «пилить», то бишь искать.

Раз, по утверждению автора, «приказ писался для отчета, а войска никуда никто не собирался двигать«, стало быть это таинственное соединение должно было находиться в Виннице по меньшей мере с 15 июля (дня отдачи якобы «липового» приказа №5) по 17 июля. Покровский также утверждает, что нахождение этого соединения в Виннице «отмечено в документах 12 армии.» Смотрим документы и что именно там отмечено.

Там отмечено (см. упомянутые выше приказы в СБД-38), что к ликвидации прорыва привлекались:

  1. 13 ск (без 58 гсд), т.е. одна только 192 гсд;
  2. 45 танковая дивизия «пешего» 24 мехкорпуса;
  3. 99 сд (из 8 ск);
  4. 368 горно-стрелковый полк (из 58 гсд);
  5. 21 кавполк НКВД.

В СБД-38 первая оперсводка по 12 армии идет за №43 от 16 июля (17:00). В отношении перечисленных выше сил в ней говорится: «99 сд к 12.00 закончила сосредоточение в район Багриновцы, поступила в распоряжение кск-13. … 3. 24 мк занимает прежний рубеж обороны, сменив 216 мсд частями 45 тд, занявшей оборону на участке Чудиновцы, Думенки. … Корпус[13 ск], используя армейские и корпусные резервы (99 сд, 368 гсп, 21 кп НКВД), к исходу 16.7 готовит контратаку .»  Это контрнаступление утром 16 июля не состоялось, т.к. 99 сд за ночь не смогла выйти к Багриновцам и сосредоточилась только к полудню. Начинать удар было решено вечером того же дня, несмотря на то, что приказом №6 он назначался на утро 17 июля. У Исаева в «От Дубно до Ростова» есть ссылка на журнал боевых действий 101 легкопехотной дивизии вермахта, где подтверждается попытка войск 12 армии в день 16 июля отбить оборонительные укрепления. Точности ради стоит сказать, что вместо 45 тд в контрударе действовала 216 мсд (см. выше), но это дела не меняет.  45 тд и 99 сд из списка подозреваемых можно вычеркнуть, т.к. их местонахождение на вечер 16 июля в районе боев (не в Виннице)  отмечено в документах армии. Остальных пока оставляем в списке, т.к. их положение в данной сводке не указано.

Сводок 12 армии за 17 число в СБД-38 нет. На сайте 44 гсд, где выложены сканы с документов 12 армии, из документов за 17 июля есть только приказ №7. Поскольку в СБД-38 следом за сводкой №43  идет сводка №45 от 18 июля, то для выяснения ситуации надо бы найти сводку №44. Может быть кому-нибудь повезет больше, чем мне, но я ее найти не смог. Помятуя большую «любовь» г-на Покровского к документам рискну предположить, что 44-ю сводку он скорее всего вообще не искал, стало быть и не читал.

Приказ №7, отданный в ночь на 18 июля (24:00) все же дает полезную информацию:

 «в) 13 ск в составе 192, 60 [только что прибыла с Южного фронта] и 58 гсд оборонять фронт Махновка, Браилов, Жмеринка и далее до стыка с 18А. г) 45 тд с 2 тбр поступить в подчинение генерал-майора Владимирова для обороны Винница с юга и юго-востока. д) 99 сд отойти в ранок[район]вост. окр. Винница армейский резерв.»

Про 192 гсд так пока и не ясно – приказано оборонять, но где она находится не говорится. Зато из фронтовой сводки №34 от 17 июля (23:00)  известно, что «192 гсд вела бой на фронте Летичев, Макаров.»  Т.е. 192 гсд тоже не в Виннице и сей факт тоже документально отмечен.

Но может быть фронтовая сводка врет? Ведь Покровский ссылается на некие документы именно 12 армии. На всякий случай проверяем более поздние армейские документы. Сводка №45 от 18 июля (17:00): «192 гсд – резерв корпуса, следуя в район лес. южн. Пултовцы по маршруту Майдан Баркивский, Микулинцы, в 9.30 хвостом прошла Багриновцы.»  Смотрим карту – Багриновцы расположены в 40 км к западу от Винницы, стало быть даже 18 числа 192 гсд еще не отошла до Винницы. Посему 192 гсд из списка тоже вычеркиваем.

Итак, в списке остались двое — 368 гсп и 21 кп НКВД. В принципе, с этими полками можно и не разбираться. Полк не является соединением. Полк – это часть, а по словам Покровского «Понеделин видит рядышком со своим штабом» именно соединение, т.е. дивизию или по меньшей мере бригаду. С дивизиями же мы и так разобрались. И все же . . .

368 гсп никак не мог быть в Виннице 17 числа, т.к. вечером 16 июля он находился в районе местечка Бохны. Есть и косвенное (не факт, конечно) подтверждение тому, что 368 гсп не находился 17 июля в Виннице. Из уже упомянутой фронтовой сводки №34 известно, что командующий 12 армией решил направить стрелковый полк для занятия Жмеринки, и хотя номер полка в сводке не указан, на тот момент только 368 гсп был единственным резервом под руками командования (выведенная в резерв 99 сд направлялась в Винницу согласно приказу №7).

Что касается 21 кавполка, то из доклада штаба 12 армии от 16 июля на 9:30 известно, что на указанное время «21 кп НКВД выходит район Лопатинцы». Лопатнинцы находятся в 40 км к западу от Винницы. Как видим, положение последнего «подозреваемого» (опять-таки не в Виннице) тоже отмечено в документе.

Вывод: Обвинения в адрес П.Г.Понеделина в составлении липовых приказов являются ЛОЖЬЮ.

P.S. Кстати, о лошадках. 21 кавполк НКВД входил в сводную группу генерала В.Я.Владимирова, защищавшей Винницу. Выскажу свое предположение: после того, как попытка отбить позиции Летичевского УРа 16  июля к успеху не привела, все «вернулись на круги своя» – соединения 12 армии получили новые задачи (см приказ №7 от 17 июля), а заимствованный 21 кавполк НКВД вернулся в Винницу к своему командованию в лице генерала Владимирова. От Лопатинцев до Винницы по дороге примерно 45-48 км, не больше. Преодолеть такое расстояние за сутки коннице вполне по плечу, так что 21 кп мог прибыть в Винницу 17 числа и Понеделин действительно мог его видеть. Только вот криминала в этом никакого нет.

 4. Сказка про Винницкий мост.

Покровский пишет:

 «После этого войска 12 армии начинают очень успешно воевать за удержание моста через Южный Буг, по которому армия Понеделина и соседняя 6 армия Музыченко уходят от угрозы окружения из укрепрайонов на старой государственной границе.»

А ведь и правда — войска 12 армии успешно ушли от окружения под Винницей. Главком войсками юго-западного направления С.М.Буденный указал на возможность окружения еще 18 июля в своем донесении в Ставку: «2. Дальнейшее сопротивление 6 и 12 армий на занимаемых рубежах может повлечь в ближайшие 1–2 дня к их окружению и уничтожению по частям». Соответственно Ставка приказала отвести войска 6 и 12 армий ЮЗФ и 18 армии ЮФ на новые рубежи (Директива №00441 от 18 июля). Так что ирония г-на Покровского типа «начинают очень успешно воевать за удержание моста» тут совершенно неуместна. А.Исаев дает следующую характеристику действиям армии П.Г.Понеделина: «Бои 12-й армии в районе Винницы — это пример успешной операции по уходу от наметившегося окружения. Не панического бегства сломя голову, бросая тяжелую технику, а именно осмысленного разжимания «клещей» противника. Были нанесены эффективные контрудары, способствовавшие удержанию плацдарма у Винницы, на который смогли собраться и переправиться на восток части 12-й армии.»

Кстати, г-н Покровский сделал ошеломляющее открытие: оказывается 6 армия переправлялась через Южный Буг вместе с 12 армией по одному и тому же мосту! С ума сойти . . .

Вывод: Г-н Покровский в очередной раз продемонстрировал незнание «матчасти».

 5. Некорректные сравнения

Далее Покровский выдвигает очередное обвинение – дескать 6 и 12 армии в отличие от 5 армии зачем-то ушли

 «из зоны складов имущества, продовольствия, боеприпасов, топлива, оружия, которыми можно воевать не менее месяца (по образу и подобию 5-ой армии), — в голую степь.»

Как у г-на Покровского все просто с упреками! Воевать можно и дольше, если противник не возражает. Сравнение Покровским 12 армии с 5 армией и удержанием Коростеньского УР неправомерно – обстановка в полосе 5 армии, а именно на Коростеньском УРе, на тот момент в корне отличалась от обстановки на южном фланге ЮЗФ. До поры до времени немцы не вели против КоУР активных боевых действий, ограничившись сковыванием сил 5 армии. Посмотрите оперсводки 5 армии за период с 9 по 24 июля – на правом фланге армии в полосе КоУР все более-менее спокойно. Занимавшие УР силы 15 ск (позднее 31 ск), имели намного больше времени и возможностей на повышение боеготовности укрепрайона, чем войска 12 армии на Летичевском УРе.

В конце июля против трех дивизий 31 ск (193, 195 и 200 сд) противник держал четыре дивизии (62, 79, 56 и 298 пехотные). Имеем соотношение сил 3:4, а не 1:3 как у 12 армии на Летичевском УРе. 24 июля немцы прорвали КоУР, но не смогли развить успех. Тем не менее, 5 августа начался отход войск правого фланга 5 армии с КоУРа на новые рубежи (см. приказ 5 армии №32). Войска 5 армии были выбиты со своей части Новоград-Волынского УРа в районе Гульска   еще 6-8 июля.

Применяя методику и слова г-на Покровского в отношении 5 армии М.И.Потапова получится примерно так (с суровой укоризной в голосе): «И вот 5 августа войска 5 армии уходят от угрозы окружения из Коростеньского укрепрайона на старой государственной границе. Из зоны складов имущества, продовольствия, боеприпасов, топлива, оружия, которыми можно воевать не менее месяца, — в глухие леса и болота.»

На самом деле ни 5-ая, ни 6-ая, ни 12-ая армии не могли оставаться на укреплениях старой границы потому, что немцы их оттуда просто заставили уйти.

Вывод: Г-н Покровский в очередной раз продемонстрировал любовь к двойным стандартам.

 6. Логические размышления

Давайте допустим, что П.Г.Понеделин был предателем и поэтому «привел» свою армию в котел под Уманью. Почему же он так долго тянул с этим гнусным делом? Он мог бы легко открыть фронт еще на территории Западной Украины. Ладно, еще раз допустим, что до поры до времени ему как-то и чем-то мешали соседние 18 и 26 армии. Но ведь на старой границе, имея открытый разрыв с 18 армией, у него были все возможности сдать свою армию вместе с переданными ему частями 26 армии и полностью оголить левый фланг 6 армии И.Н.Музыченко. После этого и 6 армии полный каюк будет, и 5 армию замаринуют в лесах да болотах. Так какого рожна войска Понеделина-Кириллова сопротивляются и портят кровь вермахту?

Ладно, сделаем еще раз допущение – Понеделин проявил нерешительность в своем «предательстве». Может быть комкор-13 «изменщик» Кириллов его отговаривал? Или может быть погода мешала? Трудно сказать. Но вот 12 армия почти отрезана в Виннице на западном берегу Южного Буга. Тут самое время исполнить задуманное предательство! Давай, «плохиш» Понеделин, отрабатывай свои «бочки варенья, корзины печенья». Так нет же! Никак Понеделин не хочет сдавать свою армию. Нерешительность проявляет. Зачем-то увел ее на другой берег. Как хотите,  но я в реальных действиях П.Г.Понеделина не вижу абсолютно никакого предательства. Как раз наоборот – П.Г.Понеделин верен присяге и исполняет свой воинский долг.

Смеху ради допустим еще раз, что Понеделин все же был предателем, уводя 12 армию из Винницы под Умань. Но зачем не-предатель И.Н.Музыченко «уводил» свою 6 армию в том же направлении? Где же логика у г-на Покровского? Ведь по его версии 6 армия, как и 5 армия, должна относиться к категории «героических», которые, по его словам,

«попали под сокрушительной мощи первый удар немцев – и этим ударом не были ни сокрушены, ни сломлены.»

Почему же он, воспевая 5 армию, помалкивает про не менее героическую 6 армию? Да потому, что единожды воспев 6 армию ему придется воспевать ее до самого конца под Уманью. И еще потому, что общий печальный конец 6 и 12 армий в Уманском котле разрушает на корню всю его «предательскую» версию. Для сохранения версии ему придется И.Н.Музыченко тоже записать в предатели. Но тогда надо будет «вывести» 6 армию из-под «сокрушительной мощи» первого удара, что не представляется возможным даже в рамках отчаянно смелых нео-исторических концепций. Г-ну Покровскому остается делать вид, что 6 армия в категорию «героических» как бы не входит и ее действия примером мужества и стойкости не являются.

Вывод: С логическими построениями у г-на Покровского, как и с совестью, не все в порядке.

 7. Сказка про невоевавшую армию

Покровский пишет:

«После ранения Музыченко — две армии оказываются под общим командованием Понеделина.»

 И снова ложь – мелкая и глупая. 6 армия, 12 армия и 22 мехкорпус были сведены в группу под общим командованием П.Г.Понеделина боевым распоряжением штаба ЮФ №029/ОП от 29 июля до ранения И.Н.Музыченко. И.Н.Музыченко был ранен 6 августа во время прорыва из окружения. Чего ради автору нужно было здесь врать? Мне кажется для того, чтобы донести до читателя примерно такую мысль: —  «хороший» Музыченко после своего ранения и передачи командования своей армией «плохому» Понеделину за разгром и пленение 6 армии не отвечает.

Далее у Покровского идет:

«И походными колоннами по голой степи приходят в Уманский котел. … 12 армия фактически не воевала.»

Чтобы убедиться, что г-н Покровский лжет насчет «походных колонн» и «фактически не воевала», нужно просто-напросто почитать сводки и приказы 6 и 12 армий, командования ЮЗФ и ЮФ, особенно за период с 21 июля по 7 августа. Эти документы имеются в Сборниках боевых документов №38 и №39. В принципе, каждый желающий может без проблем даже скачать их, хотя бы с сайта soldat.ru. Кому скачивать неохота, может почитать их онлайн. Можно почитать соответствующие места из книги А.Исаева «От Дубно до Ростова».

Из армейских и фронтовых документов как на ладони видно, что делали войска 12 армии. Они именно воевали. Красноречивым свидетельством тому является «Боевое донесение Военного совета Южного фронта № 0018/ОП от 27 июля в Ставку ВГК о состоянии войск 6-й и 12-й армий, принятых из состава ЮЗФ». К нему были приложены боевое  донесение И.Н.Музыченко №40 от 26 июля о состоянии 6 армии и справка о боевом состоянии 12 армии. По 12 армии говорится:

«12 А в результате первого месяца войны понесла очень большие потери в личном составе и материальной части и в настоящее время находится в состоянии, граничащем с потерей боеспособности. . .

  1. 24 мк: остатки личного состава определяются, примерно, 30% к штатной потребности …
  2. 13 ск: личный состав – меньше 30% …
  3. 8 ск: укомплектован личным составом на 40% …

Состояние прочих частей усиления (инженерных, связи, артиллерия РГК) аналогично перечисленным линейным частям. … Вывод: армия в настоящий момент мало боеспособна и требует отвода в резерв»

Аналогично по 6 армии:

«Войска 6 А после непрерывных боев и тяжелых маршей с начала военных действий находятся в крайне тяжелом состоянии на грани полной потери боеспособности. … Войска 6 А не способны в настоящее время решать активной задачи ни по своему составу, ни по состоянию сил бойцов и материальной части. Все корпуса требуют вывода их для организации и укомплектования …»

Если у г-на Покровского такое состояние войск называется «армия фактически не воевала», значит ему помочь уже невозможно. Полный паралич совести неизлечим.

Вывод: Снова ложь и еще раз ложь.

 8. Сказка про целостную картину

Покровский утверждает:

«Неопровержимые свидетельства которой [измены] мне повезло раскопать и соединить в целостную картину».

Начнем со слова «свидетельства».  Тут мне даже как-то неловко напоминать автору, что свидетельств у него пока не обнаружено. Смелые необоснованные предположения, подтасовки, ложь, умолчание пока еще в категорию «свидетельства» не входят.

Насчет прилагательного «неопровержимые» сказать практически нечего по причине отсутствия существительного «свидетельства», к которому упомянутое прилагательное должно прилагаться. Зато прочая дребедень очень даже опровержимая.

Рассмотрев все приведенные «сказки» автора можно сказать так: — Г-ну Покровскому крупно не повезло в раскопках каких-либо свидетельств изменнической деятельности П.Г.Понеделина и Н.К.Кириллова.  Поскольку раскопать ему ничего не удалось, то и соединять в «целостную картину» оказалось абсолютно нечего. За неимением неопровержимых свидетельств в «целостную картину» ему пришлось соединять ложь, незнание фактов, бредовые выдумки, двойные стандарты, отсутствие логики и еще раз ложь. «Картинка» получилась дальше некуда. С чем его и поздравляю.

Анатолий Зинин

Апрель — май 2011

http://liewar.ru/content/view/211/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий