Прорыв Летичевского укрепрайона

Анализ причин неудач советских войск в ходе обороны в полосе ЛеУРа в июле 1941г.

Результатом грандиозного предвоенного строительства в Советском Союзе стало создания целой системы оборонительных линий, призванных остановить любое вражеское вторжение на западных рубежах страны. Однако как показали события лета 1941 года, возведённые укрепрайоны не выполнили своего предназначения и не стали ощутимым препятствием для продвижения войск противника. На прорыв обширных укреплённых полос немцы затрачивали не более нескольких дней. Исключением не стал и Летичевский укрепрайон – наиболее крупный из построенных на территории Украины, который был полностью прорван немцами всего за два с половиной дня боёв. На его примере мы попытаемся разобраться в некоторых причинах, неожиданной слабости и нестойкости, этих загодя возведённых и оборудованных оборонительных линий, поглотивших миллионные ресурсы нашей страны.

Не вдаваясь в описание глобальных проблем и ошибок советского оборонного строительства в сфере долговременной фортификации, хотелось бы остановиться на одном конкретном примере, в котором все изначальные негативные факторы нашли своё выражение на тактическом уровне, приведя к провалу оборонительной операции на одном конкретном участке. Таким конкретным примером, в котором, на мой взгляд, наиболее показательно проявилось сочетание просчётов стратегического и тактического уровней, является прорыв немцев на стыке 10-го и 11-го батальонных районов обороны (БРО) Летичевского УРа. Именно этот быстрый и лёгкий прорыв немецких горных егерей в глубину всей нашей тактической зоны обороны привёл её к опрокидыванию на всём центральном участке укрепрайона (см. Схему-1).


Схема №1 (Прорыв ЛеУРа на стыке 10-го и 11-го БРО)

На данном участке линия УРа проходила вдоль железнодорожного полотна, проходящего от станции Деражня к станции Новая Гута. Полоса нашей обороны в этом секторе имела несколько линий фортификационных сооружений. В частности, она состояла (см. Схему 2) из:

  • передовой линии, проходящей с запада перед железнодорожной насыпью (со стороны противника);
  • главной линии, проходящей по боевому гребню возвышенности за железнодорожной насыпью;
  • тыловой линии, протянувшейся по холмам и склонам позади главной линии, и имеющей прерывистый фрагментарный характер.

С конца июня сектор обороны вдоль железной дороги заняли подразделения 37-го отдельного пулемётного батальона (ОПБ) ЛеУРа под командованием капитана Емельянова. Северный участок (Деражня – Сеноводы) оборонялся 1-ой ротой лейтенанта Захаревича, а южный (Сеноводы-Волосское-Новая Гута) – 2-ой ротой мл. лейтенанта Сухвалова К.И.

К 11-му июля на линию укрепрайона в качестве войск полевого заполнения прибыли соединения отступающей 12 Армии Юго-Западного Фронта. Сектор вдоль железной дороги занял 618 горнострелковый полк (командир – подполковник Н.Т.Андреев) 192 горнострелковой дивизии. А в качестве артиллерийской поддержки был выделен 579 гаубичный артиллерийский полк (командир майор А.Н.Фрейман) и 1-й дивизион 298 горно-артиллерийского полка.

нтересующий нас участок находился как раз на стыке 1-ой и 2-ой пулемётных рот 37-го ОПБ, которые занимали 10-го и 11-го БРО, соответственно.


Схема №2

Характеризуя систему обороны на данном участке, нужно заметить, что опора укреплённой линии на железнодорожное полотно сама по себе являлась удачным решением. Железная дорога прорезает рельеф, создавая высокие насыпи в ложбинах и глубокие выемки на гребнях холмов, что создавало удобный рубеж обороны, исключающий любое свободное его преодоление подвижными соединениями противника. И хотя задумывался этот рубеж в начале 30-х и был рассчитан, главным образом, на польскую конницу, он не утратил своей актуальности и к 1941-му, являясь сильным препятствием на пути немецких моторизованных соединений. Насыпь и выемки не позволяли бронетехнике противника пересечь железнодорожное полотно, которое к тому же было хорошо прикрыто в оборонительном плане линией железобетонных ДОТов. В этом случае единственными доступными для подвижных соединений противника местами оставались лишь редкие переезды через железнодорожное полотно, которые, в связи с этим приобретали особое значение, становясь ключевыми точками при организации прорыва.

На интересующем нас участке был расположен один из двух переездов через железную дорогу, что и предопределило повышенное к нему внимание со стороны командования 4-ой горно-пехотной дивизии (вошедшей в историю под названием «Энзиан» — родной неразлучной сестре широко известной «дивизии Эдельвейс»), планировавшего в июле 1941-го операцию по прорыву укрепрайона.

Проведя в течении 13-14 июля тщательную разведку, немцы утвердились в своём намерении осуществить прорыв нашей обороны в районах имеющихся в наличии двух железнодорожных переездов. Причём полоса прорыва в районе рассматриваемого нами участка была признана наиболее перспективной для последующего быстрого и глубокого охвата наших обороняющихся частей с выходом в тыл всей линии обороны.

На следующий день 15 июля противник полностью реализовал свой замысел. Начав активные действия на рассвете около 07:00, немцы к 14:00 полностью прорвали укрепрайон в указанном месте и двинулись в сторону Волковинцев.

Возникает естественный вопрос – каким образом немцам удалось так быстро прорвать мощную полосу обороны, занятую гарнизоном, полевыми войсками, обеспеченную артиллерией (включая полевую и капонирную), и почему они выбрали именно этот участок, что такое важное удалось заметить противнику, что было упущено нашими войсками?

Обратимся к Докладу командира 37-го ОПБ капитана Емельянова о ходе боевых действий в зоне ответственности его батальона. В частности он докладывает следующее:

« … К рассвету противник накопил до полка пехоты в противотанковом рву против ДОТов 309, 307, 305 и пользуясь открытым подходом к ДОТу 309 по двум лощинам (ДОТ имел ограниченный сектор обстрела на 100 метров не более) обошёл этот ДОТ и блокировал его первым. Причём ранее было установлено, что по этим двум лощинам возможно накопление танков и пехоты противника, а потому там были построены два ДЗОТа для противотанковых орудий, которые способны уничтожать танки и накопление пехоты противника. Однако в этих сооружениях огневых средств не было … » [2]

« … На рассвете 15.07.41 в районе 1-й роты открылась пулемётная и автоматическая стрельба, одновременно противник открыл арт. и миномётный огонь по сооружениям переднего края обороны. Через несколько минут было сообщено, что ДОТ № 309 заблокирован противником … » [2]

Далее, согласно приведённому документу, противник блокировал соседнюю точку № 307 и под прикрытием сильного артиллерийско-миномётного огня сосредоточился в мёртвом пространстве противотанкового рва и ложбин перед фронтом ДОТов №№ 309, 307, 305. Обороняющиеся подразделения артподдержки не получили. Немцы ввели в прорыв бронетехнику. Дальнейшие события капитан Емельянов описывает так:

« … Противник видя, что по нему артогня не ведётся, безнаказанно и смело начал действовать, просачиваться в тыл, блокировать наши точки вместе с танками. Таким образом, противник обходил зоны обстрела со стороны наших ДОТ, с одной стороны, а, с другой, часть сооружений разрушил прямой наводкой, амбразуры разбил, пулемёты вывел из строя … » [2]

Ещё через несколько часов бронетехника немцев, окончательно прорвав УР, была уже на пути к местечку Волковинцы.

В этом кратком описании бросается в глаза центровое значение ДОТа № 309, который сыграл ключевую и одновременно роковую для нашей обороны роль. Именно его взятие противником каким-то образом повлекло обрушение всей системы нашей обороны на данном участке.

На первый взгляд это выглядит странным. Так не вполне понятно, каким образом потеря всего лишь одного, к тому же передового, сооружения могла привести к столь масштабным негативным последствиям. Ведь передовая линия для того и предназначена, чтоб первой встретить врага, и потери сооружений в этом случае — явление естественное и, увы, неизбежное. Но на общую устойчивость обороны это не должно оказывать ощутимого воздействия. За передовой линией находиться главная и тыловая линии ДОТов, которые должны сдержать противника, в случае его преодоления переднего края. Кроме того, в данном районе на удалении в несколько километров от первой линией БРО проходит вторая линия батрайонов, занятая подразделениями 3-ей роты 37-го ОПБ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Добавить комментарий