Прорыв Летичевского укрепрайона

И действительно, в день немецкого штурма наша артиллерия почти всё время молчала. 579 гаубичный полк лишь единожды в ответ на отчаянную мольбу командира 37-го ОПБ выпустил всего 10 снарядов по входящей в коридор прорыва немецкой бронетехнике. Дивизион 289 ЛАП открывал огонь эпизодически по несколько снарядов. А капонирная артиллерия сумела произвести в самом начале лишь несколько выстрелов.

Чтоб понять причину этого бездействия нужно начать с анализа имеющихся на данном участке в распоряжении наших войск артиллерийских сил и средств. Так, по штату 579 ГАП имел 24 орудия калибра 122 мм, дивизион 298 ЛАП — 8 горных пушек калибра 76 мм и 6 тяжёлых миномётов калибра 107 мм. В составе 618 ГСП была четырёх орудийная батарея горных пушек калибра 76 мм и 27 миномётов калибра 50-82 мм. Кроме того, на участке вдоль железной дороги имелось 3 взвода капонирной артиллерии. Это 6 капонирных пушек калибра 76 мм, установленных в мощных железобетонных сооружениях – арткапонире (АК) № 320 и артполукапонире (АПК) № 326.

На первый взгляд сила вроде бы внушительная: 42 орудийных ствола, 6 тяжёлых миномётов и 27 лёгких. Однако, в действительности, ситуация была несколько иная.

В частности в ходе многодневного отступления и арьергардных боёв с противником наши войска к 15.07.41 понесли ощутимые потери в людях и технике. Тылы были расстроены и перепутаны. Связь с базами снабжения – утрачена, а имеющийся боекомплект – почти израсходован.

В качестве иллюстрации общего состояния дел со снабжением можно привести доклад командира 244 ЛАП соседней 58-ой ГСД майора Геккера на имя Члена Военного Совета ЮЗ Фронта Н.С.Хрущёва:

« … Тылы сверху донизу работали плохо, снабжение дивизии ничем своевременно не могло обеспечить части в элементарных вопросах довольствия людей, фураж для лошадей и тем более боеприпасами. Части на фронте занимались самоснабжением, что приводило к изматыванию людей и, особенно, конского состава. Тылы полков терялись отдачей (им) приказов через голову командиров частей … » [3]

За предшествующий период боевых действий артиллерийские части 192-ой ГСД понесли значительные потери. В частности, к моменту немецкого штурма 15.07.41г. состояние артиллерии данного соединения было следующим:

  • 579 ГАП потерял 14 орудий, а для оставшихся 10-ти, имелось всего по одному снаряду на ствол;
  • дивизион 298 ЛАП имел не более 6 горных пушек с ничтожным количеством снарядов к ним, а его батарея тяжёлых миномётов мин имела всего по 3 выстрела на ствол;
  • полковая батарея 618 ГСП потеряла 3-и орудия из 4-ёх, а оставшееся, также имело лишь несколько выстрелов;
  • лёгких миномётов осталось не более десятка с ничтожным количеством боеприпасов к ним.

Что касается капонирной артиллерии укрепрайона, то она практически никакого влияния на ход событий оказать не могла. Зона немецкого прорыва у ДОТа № 309 вообще оказалась вне секторов обстрела, расположенных рядом артиллерийских ДОТов. Единственное артсооружение, которое теоретически могло поддержать гарнизон ДОТа № 309, ведя огонь на предельных дистанциях, был артполукапонир № 326. Однако, оба его казематных орудия были выведены из строя в ходе массированной немецкой артподготовки ещё до начала общего штурма.

Располагая подавляющим превосходством в огневых средствах, немцы полностью владели инициативой на поле боя, диктуя нашей стороне свою волю. Пытавшиеся огрызаться редкими выстрелами орудия наших батарей моментально засекались противником и подвергались массированному огневому налёту. Пулемётные ДОТы разрушались огнём немецких орудий, выдвинутых на прямую наводку. Любое сопротивление наших малочисленных подразделений сразу подавлялось.

Егеря 1-ой ГПД день штурма 15 июля назвали «днём артиллерии». А в истории немецкой 4-ой ГПД, действовавшей с 1-ой ГПД смежными флангами, указанные события описываются так:

« … Оба горно-пехотных полка двигались с предельной осторожностью, выпустив вперёд подразделения разведки, отмечавшие обстановку на карте. В пределах полосы действия дивизии между деревнями Корыченцы и Деражня был обнаружен укреплённый район с большим количеством фортификационных сооружений.

Командование корпуса назначило проведение атаки позиций на 15.07.41 в 10 часов, по завершении разведки и рекогносцировки. Основные усилия атаки должны были концентрироваться

по внутренним флангам 1-й и 4-й горно-пехотных дивизий. Тщательно спланированные действия вселяли уверенность в проведении дивизией предстоящей операции. После 3-часовой артиллерийской подготовки, которая на завершающем этапе получила поддержку тяжёлых орудий пехоты и зенитной артиллерии, ровно в 10.00 с исходных позиций вступили в бой группы горной пехоты и инженерно-сапёрные отряды. Огневую поддержку обеспечивала батарея штурмовых орудий. Атака поражала отточенностью действий. Один за другим уничтожались бункеры и блиндажи, захватывались цели. Войска всё дальше прорывались вглубь оборонительного рубежа.

В 21.30 задача была выполнена на всех участках. По широкому фронту удалось прорвать линию Сталина с помощью лишь двух полков, действовавших в первом эшелоне … » [5]

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Добавить комментарий