Летичевский УР 10-й БРО

ДОТ № 307, находился ближе к «эпицентру штурма», посему и пострадал больше. На его стенах более многочисленные, чем у его собрата повреждения от штурмовой артиллерии и крупнокалиберных пулемётов.

ДОТ № 307.

Обратите внимание на интересную деталь!

Так, если у 305-го повреждения концентрируются, главным образом на левой и центральной амбразурных стенах, то у 307-го – на центральной и правой.

Немудрёный анализ этих особенностей позволяет сделать вывод о месте главного удара немцев на этом участке. Иными словами, — оси наступления немецких штурмовых подразделений, которая проходила где-то между этими двумя сооружениями.

Кучно обстрелянная центральная амбразура.

Обратите внимание на почти не пострадавшую левую амбразуру 307-го.

Левая амбразура ДОТ № 307.

Видимо, расположенному чуть ближе к зоне прорыва немцев 307-му, немного досталось и от навесного огня накануне штурма. Явных следов на корпусе нет, но обсадная труба перископа смята снарядом, выпущенным явно по навесной траектории.

Повреждённая труба перископа на ДОТ № 307.

Тоже – вид изнутри.

Внутри сооружения, как водится, меня ожидали две новости – хорошая и плохая ;).

Хорошая – что во внутренности ДОТа ведёт целёхонький аварийный лаз.

Короб «штормтрапа».

А, плохая, — что внутри всё пространство выше щиколотки залито талыми водами. И моим исстрадавшимся ногам в дырявеньких резиновых чобитках было холодно, мокро и неуютно :).

Притопленные отсеки бетонной «субмарины».

После моего «всплытия» на поверхность ощущения неуютности и промозглости усилили набежавшие, закрывшие от всего живого Солнце, тучи.

Вид на передовую линию 10-го БРО.

Но, несмотря на все происки погоды, я «мужественно» 🙂 двинулся вперёд на поиски пулемётного капонира.

И действительно обнаружил сие оригинальное сооружение! Которое заприметил ещё издали с противоположного склона.

Капонир был очень непривычной для меня несимметричной конструкции. С южной стороны он имел две расположенные уступом амбразуры с небольшим выступом. В то время, как с северной стороны ПК был оснащён лишь одной амбразурой с крохотным казематиком. Зато сдержанность строителей в плане огневой мощи на этой стороне компенсировалась таким архитектурным изыском как длиннющий орильон.

Такое впечатление, что изначальный проект обычного пулемётного полукапонира в последний момент дополнили нестандартным решением, призванным сэкономить бетон.

Северная стена с уступом расположенными парными амбразурами.

Южная одинокая амбразурка в паре с длиннющим орильоном.

Та же диспропорция присутствовала и внутри сооружения: «роскошный» просторный боевой каземат для парных амбразур.

Южный каземат на 2 амбразуры.

И маленький, «как неродной» казематик – для одиночной северной амбразуры.

Северная стена с уступом расположенными парными амбразурами.

«Не родная» северная амбразура, вид снаружи.

Но больше всего мне запомнился цвет сооружения – чёрный от осмоленных стен, почему-то сразу вызвавший ассоциации с чем-то, наподобие «Хижины дяди Тома» :D.

В общем, пусть меня простят афроамериканцы, но для меня этот капонир навсегда остался – «ДОТом-НЕГРОМ» ;).

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Добавить комментарий