Вторая «Белая Экспедиция» в ЛеУР

При более близком знакомстве оно выглядит так:

Одноамбразурное артиллерийское сооружение для 76 мм капонирного орудия

Данное сооружение весьма интересное, поэтому хочу остановиться на нём чуть подробнее.

А любопытно оно вот чем:

  • Во-первых, это артиллерийское ДФС относиться к классу закрытых артиллерийских площадок – сооружений непонятной классификации. Вроде всё из бетона и с амбразурой, а к ДОТам почему-то не относится. В общем перечне сооружений УРа присутствует, но, в то же время, в характеристиках БРО – отсутствует. Когда возводилось тоже не ясно. То ли в 1931-34, то ли в 1938. Номера не имеет. На архивной карте 1937-го года не обозначено.
  • Во-вторых, в отличие от виденных мною ранее (даже соседних таких же сооружений), данный ДОТ имеет метровое усиления напольной стены. (На фото ниже это хорошо видно). Снаружи 50 см железобетона, а с внутренней стороны — 1 м бутовой кладки. Причем сама эта стена по-своему интересна, поскольку внутренняя её часть не доходит до потолка, т.к. оставлен зазор для тросов механизма подъёма бронезаслонки. Возле двери наклонная аппарель для стреляных гильз, которые скатываются в гильзосборный колодец, расположенный за пределами каземата.

Забутовка напольной стены с зазором для тросов подъёмного механизма.

Несмотря на выдранный металл, в сооружении сохранились детали системы защиты амбразуры специальной подъёмной бронезаслонкой. Даже ролик подъёмного устройства сквозь щель проглядывает.

Ролик подъёмного механизма

  • В-третьих, в сооружении явно применялась капонирное орудие с шаровой фронтальной защитой, на фото отчётливо видна выемка под шаровую систему в наращенном слое фронтальной стены.

Полусферическая выемка во внутренней бутовой кладке амбразурной стены
под обтюратор артустановки

Наверное, мы бы так никогда и не увидели, как выглядело это сооружение раньше, если бы не А.Крещанов. Ниже представлены два фото данного сооружения, сделанное А.Крещановым в 2002-ом году, незадолго до визита мародёров, вырезавших все бронедетали. Мы уже застали только полусферическую выемку под обтюратор во внутренней бутовой кладке амбразурной стены.

Вид изнутри, на, вмонтированный бронещит.

Часть подъёмной бронезаслонки, закрывавшей амбразуру

Как справедливо заметил СкиВит, амбразура оборудована закладными элементами под крепление откидывающейся бронезаслонки и проемы для тросов – всё, как в лафете 76,2 мм капонирного орудия образца 1932 г.

Вопрос о целесообразности этой забутовки, которая «съедает» четверть и так сжатого пространства сооружения, отпал сам собою. Поскольку здраво рассудив и прикинув габариты орудия, мы сообразили, что если не отодвинуть орудие на расстоянии в 1 м от амбразуры, то длинна ствола просто не позволит закрыться бронезаслонке, и ствол будет торчать наружу. Бутовая кладка, кроме того, усиливает фронтальную стену, однако, в принципе, можно было обойтись и без нее. Причём часто именно так и поступали – просто устанавливали бронещит на расстоянии в 1 м от амбразуры, без какой-либо кладки. Во всех остальных 3-ёх случаях с артплошадками в ЛеУРе именно так и поступили.

Вот таким образом выглядели подобные артсооружения в 1941-ом. Это трофейные фото из немецкого обзора советской фортификации “Denkschrift über die russische landesbefestigung”.

Амбразура с опущенной бронезаслонкой

76,2 мм капонирное орудие с шаровым обтюратором в бронещите

Вместе с тем, обращает на себя внимание то, что входной проём слишком уж невелик для протаскивания внутрь широкого бронещита. В связи с этим возник естественный вопрос – как это оборудование и сама установка была втиснута внутрь?

С ответом на него помог А.Г.Кузяк – человек известный и очень авторитетный в среде исследователей фортификации. Так, по его мнению, при постройке сооружения, для монтажа установки в стене (боковой или тыльной) был оставлен специальный технологический проем, который после установки габаритных деталей был забетонирован. В качестве примера Александр Григорьевич привёл АПК постройки 38-39 гг., которые такой проём имели именно в боковой стене каземата. Иными словами, детали щита могли подавать в каземат через проем, а ствол орудия и укосины — через амбразуру.

Данное артиллерийское сооружение его разработчиками отнесено к классу всего лишь артпозиций закрытого характера, а не к «полноценным» ДОТам по причине того, что оно имеет очень слабую степень защиты от обстрела. Перекрытие и боковые стены всего лишь 20-25 см, фронтальная стена — не более 40-50 см (забутовка не в счёт). При этом сооружение способно выдержать обстрел лишь мелкокалиберных снарядов и то лишь с фронта, и способно защитить расчёт орудия от пуль и осколков. Попадание снаряда среднего калибра оно не перенесёт. Поэтому предназначение его бетонных стен – повысить живучесть расчёта орудия, но не защитить его от прямого обстрела.

Такой класс стойкости квалифицируется как самый слабый М-4, скажем так, «вспомогательный», в связи с чем, при возведении подобных сооружений их защищённость повышали массивной земляной обсыпкой, часто, просто «врезая» объект в склон.

Кроме того, данная огневая точка не предполагала герметичности и систем вентиляции. При ведении стрельбы каземат мог проветриваться только через входной проём, а также через отверстия между бронещитом установки и амбразурой (в случае, если отсутствовала забутовка). Естественно, что в подобных условиях сооружение быстро переполнялось пороховыми газами и вести интенсивный огонь было не способно.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Добавить комментарий